a52240c3

Хайнлайн Роберт - Будет Скафандр - Будут И Путешествия



РОБЕРТ ХАЙНЛАЙН.
БУДЕТ СКАФАНДР — БУДУТ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Глава 1
В общем, достался мне скафандр.
А дело было так.
— Пап, — сказал я. — Я хочу на Луну.
— Пожалуйста, — ответил он и снова уткнулся в книгу. Он читал
«Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома, которую, по-моему, знал уже наизусть.
— Слушай, пап, я же всерьез. ответил:
— Я ведь сказал, что разрешаю. Поезжай.
— Да... Но как?
— А? — Во взгляде его проскользнуло легкое удивление. — Ну, как — это уже твоя забота, Клиффорд. Вот такой у меня папа.

Когда я сказал ему, что хочу велосипед, он ответил: «Валяй, покупай», не оторвав даже глаз от книги, так что я пошел в столовую, где у нас стоит корзина с деньгами, и хотел взять оттуда нужную сумму. Но в корзине нашлось лишь одиннадцать долларов сорок три цента, так что между мной и велосипедом пролегла не одна миля скошенных газонов. А к папе я больше и не обращался, потому что если денег нет в корзине, значит их нет вообще.
Обременять себя банковскими счетами отец не желает — просто держит в доме корзину для денег, а рядышком еще одну, на которой написано «Дядя
Сэм». Ее содержимое он раз в год упаковывает в бандероль и отсылает правительству. Этот его способ уплаты налогов регулярно доводит фининспекцию до белого каления.

Однажды к нам даже ее представителя прислали, чтобы потолковать с папой по-крупному. Сначала-то он закусил удила, но потом взмолился:
— Послушайте, доктор Рассел, мы же знаем, кто вы. И вам-то уж совсем непростительно отказываться вести документацию по установленной форме.
— А с чего вы взяли, что я ее не веду? — спросил папа. — Веду, и очень аккуратно. Вот здесь, — и он постучал себя пальцем по лбу.
— Но закон требует вести документацию в письменном виде.
— А вы почитайте-ка законы повнимательней, — посоветовал ему папа. — Такого закона вообще нет, чтобы требовать от человека умения читать и писать. Не хотите ли еще кофе?
Инспектор попытался уговорить папу посылать деньги чеком или почтовым переводом. В ответ папа прочитал ему надпись мелкими буковками на долларовой бумажке: «... принимается как законное возмещение всех долгов, государственных и частных».
В отчаянной попытке добиться от своей поездки хоть какого-нибудь результата инспектор любезнейшим образом попросил отца не заполнять в карточке графу «род занятий» словом «шпион».
— А почему нет?
— То есть как, «почему»? Ну, потому что никакой вы не шпион... и вообще, это шокирует...
— А вы в ФБР справлялись?
— А? Нет.
— Ну, они, наверное, и не ответили бы. Но, поскольку вы вели себя очень вежливо, я согласен впредь писать «безработный шпион». Идет?
Инспектор чуть свой портфель не забыл. С папой ничего не попишешь. Он как скажет, так и сделает, спорить не желает и от своих решений не отступается.
Так что когда он разрешил мне лететь на Луну, если я сам сумею все устроить, он был совершенно серьезен. Я мог теперь отправляться хоть завтра, если, конечно, обзаведусь билетом на лунный рейс.
Но отец добавил задумчиво:
— Наверное, есть много способов добраться до Луны, сынок. Изучи их все. Знаешь, это мне напоминает отрывок, который я как раз читаю.
Они тут пытаются вскрыть банку с консервированным ананасом, а Гаррис забыл консервный нож в Лондоне. Они тоже перебрали не один способ.
Он начал читать мне вслух, но я выскользнул за дверь: этот отрывок я слышал пятьсот раз. Ну, не пятьсот, так триста уж точно.
Я пошел в сарай, который давно оборудовал под свою мастерскую, и принялся перебирать в уме возможные способы. Способ первый: посту



Назад