a52240c3

Хайнлайн Роберт - Число Зверя



romance_sfРобертХайнлайнЧисло зверяЗемля под угрозой инопланетного вторжения! Но об этом известно немногим – точнее сказать, известно лишь Избранным, и только им по силам предотвратить катастрофу. Двое мужчин и две женщины – те самые Избранные – отправляются в космос, где их ожидают невероятные приключения, где одна угроза сменяет другую, где стоит на кону судьба пространственно-временного континуума.
ruby_zeroduckdev@mail.ruFB Tools2003-06-11http://www.aldebaran.ru/down.shtml?zfan/hein/hein2/hein2ОСР Альдебаран (http://www.aldebaran.ru)1D5A240E-606F-4370-A25A-8A821ECE632B1.0Роберт ХАЙНЛАЙН
ЧИСЛО ЗВЕРЯ
Глава 1 "...ЛУЧШЕ ВСТУПИТЬ В БРАК, НЕЖЕЛИ РАЗЖИГАТЬСЯ" САВЛ ИЗ ТАРСА:
– Он Сумасшедший Ученый, а я его Красавица Дочь.
Так она прямо и сказала. Самый древний из штампов ранней научной фантастики. Откуда бы ей, в ее-то возрасте, знать раннюю фантастику? Когда кто-нибудь говорит глупость, лучше всего сделать вид, что ты ничего не слышал.

Я продолжал танцевать и между делом поглядывал вниз, в глубокий вырез ее вечернего платья. Там все было как надо. Все явно натуральное, не резиновое.
Танцевала она хорошо. По нынешним временам девушки, даже специально учившиеся бальным танцам, так и норовят обвиться у тебя вокруг шеи, чтобы ты катал их на себе по залу.

Эта передвигалась целиком на собственных ногах, держалась близко, но не прижималась, и понимала, куда я сейчас поведу ее в вальсе, за долю секунды до того, как я начинал движение. Идеальная партнерша – пока не заговорит.
– Ну так что? – не пожелала она молчать.
Мой дед с отцовской стороны, препротивный старый реакционер – феминистки его линчевали бы, – часто повторял: "Зебадия, наша ошибка не в том, что мы их обули и обучили грамоте. Чего ни в коем случае нельзя было делать – так это учить их говорить!"
Легким направляющим движением я дал ей понять, что ей следует сделать сольный поворот; она выполнила требуемую фигуру и вернулась в мои объятия, строго выдержав ритм. Я повнимательнее рассмотрел ее руки и уголки глаз.

Да, она действительно была молода – минимум восемнадцать (несовершеннолетних Хильда Корнерс к себе на вечеринки не приглашала), максимум двадцать пять, в первом приближении двадцать два. Но танцевала она так, как умело только поколение ее бабушек.
– Ну так что? – повторила она, теперь уже более настойчиво.
На сей раз я не стал пытаться скрыть направление своего взгляда.
– Скажите, это они от природы держатся так горизонтально? Или у вас там невидимый лифчик? Нетрудно быть единственной опорой таких двойняшек? Она посмотрела вниз, потом вверх, губы ее расплылись в улыбке:
– Да. Торчат. Но вообще-то вы нахал, наглец, грубиян и пытаетесь уйти от темы.
– Кто пытается? Я пытаюсь уйти от темы? По-моему, это вы на мой бесхитростный вопрос ответили двусмысленной литературщиной.
– Ничего не двусмысленной! Я ответила четко и ясно.
– Весьма двусмысленной, – повторил я. – Вы употребили слова "сумасшедший", "ученый", "красавица" и "дочь". Первое слово имеет несколько разных значений, все остальные – предполагают субъективные суждения. В итоге семантическое содержание сводится к нулю.
Она не разозлилась – скорее задумалась.
– Некоторые варианты к папе неприложимы... хотя я действительно употребила слово "сумасшедший", имея в виду его разные значения. Я, пожалуй, согласна, что "ученый" и "красавица" содержат субъективные характеристики, но при чем тут "дочь"? Вы же не сомневаетесь, какого я пола? А если сомневаетесь, то хватит ли у вас квалификации, чтобы обследовать мою двадцать третью пару хро



Назад