a52240c3

Хайнлайн Роберт - Дороги Должны Катиться



Роберт ХАЙНЛАЙН
ДОРОГИ ДОЛЖНЫ КАТИТЬСЯ
- Кто заставляет дороги кататься?
Оратор застыл на трибуне, ожидая ответа. Послышались редкие выкрики,
рассекающие глухой, настороженный гул собравшихся в зале людей:
- Мы!
- Мы!
- Мы, кто же еще!
- А кто там, в "преисподней", делает всю грязную работу, чтобы
добропорядочные чистюли могли спокойно разъезжать наверху?
На этот раз люди откликнулись дружным ревом:
- Мы-ы!...
Не теряя времени зря, оратор подпускал пару. Слова уже не падали одно за
другим, а неслись с металлическим скрежетом - бойко, без остановок, словно
полотно транспортера. Говоривший навис над толпой, стараясь задержаться
взглядом на каждом и одновременно обращаясь ко всем:
- На чем держатся бизнес? На дорогах! Что подвозит людям жратву? Дороги!
Как они едут на работу? Нас везут дороги! А как добираются докой к своим
женам? Опять же - по дорогам!
Он выждал эффекта ради и, понизив голос, продолжил:
- Где они все окажутся, если вы, парни, перестанете двигать дороги? В
заднице, вот где, и они это прекрасно знают! Знают, но что это в них
меняет? Да ничего! Неужели мы просим у них слишком много? Или наши просьбы
необоснованны? "Право увольняться по собственному желанию". У каждого
работника в любом другом месте оно есть. "Равная зарплата с инженерами". А
почему бы и нет? Кто здесь настоящие профессионалы - мы или они? Неужели
обязательно надо отбарабанить свое в курсантах, нарядившись в их дурацкие
шапочки, чтобы выучиться протирать подшипники или опускать барабаны? Кто
по-настоящему отрабатывает свой хлеб - джентльмен в конторе или парень в
"преисподней"? Какие еще у нас требования? "Право самим выбирать
инженеров". Да, мы хотим этого! Кто сумеет лучше подобрать инженеров -
техники или тупая экзаменационная комиссия, которая даже носа в
"преисподнюю" не совала и не может отличить подшипника от катушки
электромагнита?
Он, словно прирожденный актер, сменил темп и еще больше понизил голос.
- Я говорю вам, братья, пора кончать с бессмысленными петициями в
Транспортную комиссию и начинать бороться по-настоящему. Пусть слабаки
болтают о демократии - в наших руках сила, и мы как раз те самые люди, с
которыми им придется считаться!
Пока он так разглагольствовал, в конце зала поднялся человек.
- Брат Председатель, - он дождался очередной паузы и произнес, растягивая
слова: - Можно мне пару слов?
- Конечно, брат Харви. Говори.
- Я вот что хочу спросить: для чего вы затеяли весь этот балаган? У нас
самая большая почасовая оплата во всей гильдии механиков, у нас полная
страховка и пенсия, безопасные условия труда, если не считать шума, из-за
которого мы все можем оглохнуть, - Харви демонстративно сдвинул на затылок
звукозащитный шлем. Одет Харви был в робу, видно, пришел сюда прямо с
дежурства. - Конечно, - продолжал он, - нам приходится предупреждать об
уходе за девяносто дней, но какого, спрашивается, хрена, мы же знали об
этом, когда поступали на работу. Дороги должны катиться, они не могут
тормозить всякий раз, когда какому-нибудь бездельнику надоела его работа. А
теперь Соупи...
Стук молотка резко его оборвал.
- Простите, - поправился Харви, - я хотел сказать - брат Соупи расписывает,
какие мы сильные, и каким способом нам следует брать за глотку остальной
мир. Крысы! Разумеется, мы можем остановить дороги и превратить страну в
сумасшедший дом, но на это способен любой псих с банкой нитроглицерина, и
ему при этом вовсе не обязательно быть техником. Думаете, мы с вами одни
квакаем в это



Назад