a52240c3

Хайнлайн Роберт - Ее Собственная Ванная



Роберт ХАЙНЛАЙН
ЕЕ СОБСТВЕННАЯ ВАННАЯ
Вы когда-нибудь опускали ногу на верхнюю ступеньку лестницы, которой там не
оказывалось?
Вот что я ощутил, когда увидел моего достопочтенного соперника на должность
городского советника от третьего избирательного округа.
Том Гриффит позвонил мне после регистрации кандидатов и назвал моих
противников.
- Альфред Мак-Най, - сказал он, - и Фрэнсис Кс. Нельсон.
- Мак-Ная можно сбросить со счетов, - заметил я, прикидывая. - Он выставил
свою кандидатуру только для рекламы. Так что бороться будем мы трое: я,
этот Нельсон и нынешний советник судья Джоргенс. Может, все решится на
предварительных выборах.
Наш чудный город пользуется системой, которую в насмешку окрестили
"беспристрастной" - кандидат может пройти еще на первичных выборах, получив
чистое большинство.
- Джоргенс своей кандидатуры не выставил, Джек. Старый вор не добивается
переизбрания.
Я обдумал эту новость.
- Значит, Том, собранный на него материал можно просто выбросить.
По-твоему, босс Тулли и его ребята отказываются от нашего округа?
- Отказаться от третьего округа в этом году машина Тулли никак не может.
Следовательно, Нельсон - их кандидат.
- Пожалуй... Не Мак-Най же! И что ты о нем знаешь?
- Ничего.
- Вот и я ничего. Ладно, сегодня вечером успеем на него наглядеться.
"Гражданская лига" устраивала вечером "встречу с кандидатами". Я поехал на
стоянку прицепов, где обосновался, принял душ, побрился, надел жмущие
ботинки и вернулся в город. Времени на размышления у меня было
предостаточно.
Не так уж редко политическая машина заменяет (на время!) своего человека,
чья репутация начинает попахивать слишком уж сильно, незапятнанным
гражданином пока без сомнительного прошлого. Я мысленно уже видел этого
Нельсона - молодой, с мужественным лицом, возможно, адвокат и, несомненно,
ветеран. Такой политически наивный, что выставит свою кандидатуру и не
поморщится, или же такой честолюбивый, что закроет глаза на необходимость
идти на поведу у машины. И так и эдак, он машину устроит.
Я чуть не опоздал, меня представили с ходу, и я занял место на эстраде.
Нельсона я нигде не углядел, зато увидел, что Клифф Мейерс беседует с
какой-то девицей. Мейерс - мальчик на посылках у босса Тулли, и,
следовательно, Нельсона следовало искать где-то поблизости.
Мак-Най откликнулся на зов народа двумя-тремя сотнями слов, затертых до
блеска, а затем был представлен Нельсон, "ветеран этой войны и кандидат на
ту же должность".
Девица, оторвалась от Мейерса и поднялась на трибуну.
Раздались хлопки, а на галерее кто-то одобрительно свистнул. Она, вместо
того чтобы смутиться, поглядела туда с улыбкой и сказала:
- Благодарю вас!
Тут все снова захлопали, засвистели, затопали ногами. Я не блещу
сообразительностью - так и не научился "махать ручкой", а "ладушки" и вовсе
не освоил. Вот я и ждал, что она извинится за отсутствие Нельсона,
назвавшись его женой, сестрой или там свояченицей... Так что она кончала
четвертую фразу, когда я наконец сообразил, что она сама и есть Нельсон!
Фрэнсис Кс. Нельсон! Вернее, Франсес Кс. Нельсон. За что мне это? Ну за
что?!
Даже в лучшем случае соперничать на выборах с женщиной - мука смертная. Ты
не смеешь себе позволить даже самых безобидных выпадов, а ей разрешается
пускать в ход все - от хлыста из змеиной кожи до отравы, подлитой тебе в
кофе.
А прибавьте изящную красоту, несомненный ум, умение держаться на трибуне. А
в довершение еще и ветеран! Где уж мне... Я попытался перехватить взгля



Назад