a52240c3

Хайнлайн Роберт - Год Резонанса



Роберт ХАЙНЛАЙН
ГОД РЕЗОНАНСА
1
Поначалу Потифар Брин не заметил девушку, которая начала раздеваться.
Она стояла на автобусной остановке всего лишь в десяти футах от него. Сам
он сидел за столиком в аптеке, но это не помешало ему увидеть ее - между
ней и Потифаром была лишь стеклянная витрина, да изредка проходил
какой-нибудь пешеход.
Тем не менее, он не поднял взгляда, когда она начала разоблачаться. Перед
Потифаром лежала открытая "Лос Анджелес Таймс"; рядом дожидались своей
очереди "Херальд-Экспресс" и "Дейли Ньюс". Он внимательно изучал газету,
передовицы удостоил лишь мимолетного взгляда, зато записал в черный
аккуратный блокнот минимальную и максимальную температуру в Браунсвилле и
Техасе, начальную и конечную цену акций на Нью-йоркской бирже, а также
общее число акций, перешедших из рук в руки. Потом он начал быстро
просматривать мелкие заметки о различных происшествиях, время от времени
занося их краткое содержание в свой черный блокнотик; то, что он записывал,
было не связано между собой - среди прочего, например, оказалась заметка о
мисс Сырная Америка Недели, которая заявила, что выйдет замуж и родит
двенадцать детей, причем ее избранником будет тот, кто сможет доказать, что
он с малых лет вегетарианец, что он был свидетелем приземления летающей
тарелки и, вдобавок, сумеет своими молитвами вызвать дождь в Южной
Калифорнии.
Потифар как раз переписал адреса трех жителей Уаттса, штата Калифорния,
которые были чудесным образом исцелены Преподобным Дикки Ботгомери,
восьмилетним евангелистом, во время собрания Братьев Первейшей Правды, и
уже намеревался приступить к изучению "Херальд-Экспресс", когда бросил
взгляд поверх очков для чтения и увидел стриптизерку-любительницу, стоящую
на углу напротив. Он встал, аккуратно положил очки в футляр, сложил газеты,
засунул их в правый карман пиджака, отсчитал точную сумму по счету и
добавил двадцать пять центов на чай. Затем снял свой плащ с крючка,
перекинул его через плечо и вышел на улицу.
К этому моменту девушка успела раздеться догола. У Потифара Брина успело
сложиться мнение, что ей было что показать. Тем не менее, она не сумела
собрать большой аудитории. Мальчишка, продавец газет, перестал выкрикивать
свою бесконечную сводку катастроф и, забыв закрыть рот, глазел на девушку:
да еще парочка трансвеститов, которые, очевидно, поджидали автобус,
смотрели на нее. Никто из прохожих не остановился. Они скользили по ней
взглядом, а потом, - со столь характерным для истинных жителей Южной
Калифорнии равнодушием ко всему необычному шли по своим делам дальше. А вот
трансвеститы были очень заинтересованы. Мужская половина команды была одета
в кружевную женскую блузку и в консервативный шотландский килт. Женская
половина, гордо носившая деловой костюм и широкополую мужскую шляпу,
наблюдала за происходящим с особенным интересом.
Когда Брин подошел к девушке, она как раз повесила легкую полоску нейлона
на скамейку автобусной остановки и потянулась к туфлям. Полицейский офицер,
потный и несчастный, дождался, когда загорится зеленый свет, и, перейдя
через дорогу, направился к ней.
- Ладно, - сказал он усталым голосом, - этого вполне достаточно, леди.
Наденьте на себя все эти штуки и уходите отсюда.
Женщина-трансвестит вынула изо рта сигару.
- Только вот, какое вам до всего этого дело, офицер? - вмешалась она.
Полицейский повернулся к ней.
- Держитесь-ка лучше отсюда подальше! - Он посмотрел на женщину, а потом
перевел взгляд на ее спутника. - Мне бы следовало задержать вас обоих.
Женщина-трансвестит п



Назад