a52240c3

Хайнлайн Роберт - Иов Или Осмеяние Справедливости



sf Роберт Хайнлайн Иов или осмеяние справедливости «Иов, или Осмеяние справедливости». Не правда ли, немного странное название для фантастического романа? От него веет классицизмом.

И неудивительно, Роберт Хайнлайн писал его в пору духовной зрелости, в том возрасте, когда мировосприятие становится философским, библейские истории не менее актуальными, чем окружающая жизнь, а ответы на «вечные вопросы» перестаешь искать в области метафизики и начинаешь видеть в самых обыденных вещах. Круговерть миров, духовные метания между богом и дьяволом, вечный интереск непознанному...

Все так просто на самом деле: человек верен богу настолько, насколько верен себе, своей любви к жизни, насколько способен любить. Фантастика-философия-приключения... да это просто веселая улыбка умного мастера!
1984 ru en erick mack Faiber faiber@yandex.ru FB Tools 2005-02-04 328BB233-1F10-45F1-82F4-B426A084AC85 1.1 v 1.1 — добавлена обложка, аннотация и дополнительное форматирование — Faiber
Robert Anson Heinlein Job: A Comedy of Justice Роберт ХАЙНЛАЙН
ИОВ, ИЛИ ОСМЕЯНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ
Клиффорду Саймаку
Блажен человек, которого вразумляет Бог, и потому наказания Вседержителева не отвергай.
Книга Иова 5, 171
…Пойдешь… через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя.
Книга пророка Исайи 43, 2Яма, доверху наполненная раскаленными углями, имела двадцать пять футов в длину, десять в ширину и, вероятно, около двух в глубину. Огонь в ней поддерживался уже много часов. От пылающих углей шел такой обжигающий жар, который казался совершенно непереносимым даже там, где сидел я, то есть в пятнадцати футах от края ямы, во втором ряду расположившихся на стульях туристов.
Я уступил свое место в первом ряду одной из наших дам, обрадовавшись возможности укрыться от жара за ее весьма пышной фигурой. Я испытывал немалое искушение отодвинуться еще дальше… но мне ужасно хотелось получше рассмотреть тех, кто пойдет по углям. Разве часто на долю человека выпадает случай увидеть чудо собственными глазами?
— Все это грубый обман, — сказал Многоопытный Путешественник, — сами увидите.
— Нет, это не грубый обман, Джеральд, — не согласился с ним Непререкаемый Авторитет По Всему На Свете, — а просто меньшее, чем… было обещано. Конечно, и речи не может быть о всех жителях деревни; вероятно, не примут участия исполнители хулы, и уж, разумеется, не будет никаких ребятишек.

Выпустят одного-двух парней, у которых кожа на подошвах задубела почище выделанной коровьей шкуры и которых вдобавок накачают опиумом или каким-нибудь другим местным наркотиком; вот они-то, выйдя на арену, и пронесутся по углям в бешеном темпе. Селяне же станут оглушительно вопить, а наш друг-канак [1], что выполняет роль переводчика, настоятельно потребует от нас дать на чай каждому из ходящих по углям сверх того, что мы уже уплатили за луалу [2], танцы и это представление… Конечно, его нельзя назвать грубым обманом, — продолжал он, — ведь в буклете о пешеходных экскурсиях числится «хождение по углям».

И мы его получим. На болтовню же насчет целой деревни таких искусников не стоит обращать внимание. Об этом в проспекте ничего не говорится. — Авторитет был чрезвычайно доволен собой.
— Массовый гипноз, — заявил Профессиональный Зануда.
Я хотел было попросить разъяснений насчет массового гипноза, но здесь моим мнением никто не интересовался. Я тут считался мальчишкой — если не по годам, то по стажу пребывания на круизном корабле «Конунг Кнут». Так уж ведется во всех морских круизах — каждый, кто оказался на борту в мом



Назад