a52240c3

Хайнлайн Роберт - Колумбу Не Сиделось Дома



Роберт Хайнлайн
Колумбу не сиделось дома
Долгие хождения не могут
инако, яко на пользу быть!
Марко Поло
- Дело сделано, надо вспрыснуть, - сказал толстяк. - Что будете пить,
профессор?
Дверь лифта распахнулась, и в бар вошел еще один посетитель. Толстяк
окликнул его:
- Хэлло, Фред, иди к нам!
Он повернулся к гостю и представил:
- Фред, это профессор Эплби, главный инженер космокорабля "Пегас". Я
только что продал ему партию спецстали. Ваше здоровье!
- Не зовите меня все время профессором. Тем более что я нигде не
преподавал. Титулы, знаете, здорово старят.
- Что вы, у вас вид как у новенькой монеты! Тем более в такой дыре...
- А где еще строить "Пегас", не посреди же Нью-Йорка!
- Э-э, мне вас не понять. Я знаю свое дело - торговать сталью. Но
теперь, когда дело сделано, могу я вас спросить?
- Спрашивайте.
- На кой черт вам все это сдалось? Чего вас несет на эту Проксиму
Центавра или как там ее?
Эплби усмехнулся:
- Это трудно объяснить. Зачем людей несет на Эверест? Или на Северный
полюс? И зачем Христофору Колумбу понадобилось умолять королеву заложить
свои бриллианты и купить каравеллы? Никто еще не был на Проксиме Центавра.
Вот мы и летим туда.
- Слышь, Фред?
- Я этого тоже не понимаю. Мое дело продавать измерительные приборы.
Другие торгуют хризантемами. Третьи лепят космокорабли. А я вот продаю
измерительные приборы.
Бармен Пит налил по второму разу.
- Эй, Пит, - сказал толстяк. - Ты бы пошел на "Пегас"?
- Ни в жизнь.
- Почему?
- А мне и здесь хорошо.
Эплби мягко сказал:
- В одних живет Колумбов дух, в других нет.
Он откланялся.
Вслед за ним, шатаясь, ушел и толстяк.
- Все это выдумки и враки - прогресс и все такое, - сказал Фред.
- Не совсем, мистер Фред. Я вот верю в прогресс. Мой отец, помню,
подписывал петицию за запрещение летательных аппаратов.
- Значит, ты за "Пегас"?
- Прогресс, я так думаю, - это когда все пробуешь сам. Но гонять почем
зря за приключениями - это уж нет, увольте.
- А сам ты куда-нибудь ездишь?
- Десять лет уж, почитай как на одном месте.
- И не тянет глотнуть воздуха посвежее?
- В Нью-Йорке, в Бронксе, не было свежего воздуха. Здесь его тоже нет.
Но зато в Нью-Йорке у меня все время болели ноги, а здесь, на Луне, все в
шесть раз легче...




Назад