a52240c3

Хайнлайн Роберт - Линия Жизни



Роберт Хайнлайн
Линия жизни
Председатель громко застучал, требуя тишины. Мало-помалу насмешливые
выкрики и свист стихли - несколько самоназначенных блюстителей порядка
сумели убедить слишком пылких субъектов сесть и успокоиться. Докладчик на
трибуне рядом с председателем, словно ничего не заметил. Его непроницаемое,
чуть высокомерное лицо хранило полную невозмутимость. Председатель
повернулся к нему и сказал, еле сдерживая раздражение.
- Доктор Пинеро ("доктор" было сказано с некоторым нажимом), я должен
извиниться перед вами за неприличные выкрики. Меня удивляет, что мои коллеги
настолько забыли достоинство, подобающее ученым, что прервали докладчика,
как ни велик, - он помолчал, плотно сжав губы, был повод для возмущения.
Пинеро улыбнулся ему улыбкой, в которой было что-то на редкость
оскорбительное. Председатель с трудом взял себя в руки и продолжал.
- Я хочу, чтобы заседание завершилось подобающим образом Прошу вас
кончить ваше сообщение. Однако прошу вас воздержаться и больше не оскорблять
нас, высказывая идеи, которые любой образованный человек не может не
признать ошибочными. Будьте так добры, повторите только о Вашем открытии
если вы что-то открыли.
- Пинеро развел пухлыми белыми руками, повернув ладони вниз.
- Но как я могу предложить вам новые идеи, если сперва не рассею ваше
заблуждение? По аудитории прошло движение, раздался ропот. Кто-то крикнул из
глубины зала:
- Выбросьте вон этого шарлатана! Довольно и того, что слышали.
Председатель постучал молоточком.
- Господа! Прошу вас! - Затем он повернулся к Пинеро. - Должен ли я
напомнить вам, что вы не член этого общества и что мы вас не приглашали?
- Ах, так? - Пинеро поднял брови. - Помнится, я получил приглашение
с грифом Академии.
Председатель пожевал нижнюю губу, а потом ответил:
- Да, верно. Это приглашение написал я сам. Но лишь по просьбе одного
из попечителей - превосходного джентльмена, радеющего об интересах
человечества, однако, не ученого и не члена Академии.
- Ах, так? Я мог бы и догадаться. Старик Бидуэлл, верно? Из
"Объединенного страхования жизни"? И он хотел, чтобы его дрессированные
тюлени разоблачили меня как шарлатана, да? Ведь если я смогу назвать
человеку день его смерти, никто не пойдет к нему страховаться даже на самых
выгодных условиях. Но каким образом вы меня разоблачите, если сначала не
выслушаете? Даже если допустить, что у вас хватит ума меня понять? П-ф!
Натравить шакалов на льва! - Он подчеркнуто повернулся к ним спиной.
Ропот в зале стал громче, в нем звучала злоба.
Тщетно председатель требовал тишины. В первом ряду кто-то вскочил на
ноги - Господин председатель!
Председатель не упустил удобного случая и крикнул:
- Господа! Слово предоставляется доктору Ван Рейну Смиту.
Шум затих. Доктор Смит откашлялся, пригладил великолепную седую
шевелюру и сунул руку в боковой карман своих элегантных брюк. Он принял
позу, какая бывала у него, когда он читал лекции в дамских клубах.
- Господин председатель! Уважаемые сочлены Академии Наук, будем
терпимы. Даже убийца имеет право на последнее слово перед тем, как суд
вынесет приговор. Так будем ли мы строже? Пусть даже приговор и
предопределен интеллектуально. Я признаю за доктором Пинеро право на ту
любезность, которую это ученое собрание должно оказывать любому коллеге, не
состоящему в нем, даже если (он слегка поклонился в сторону Пинеро) нам
неизвестен университет, присвоивший ему степень. Пусть то, что он намерен
сказать, не отвечает истине, на нас эт



Назад