a52240c3

Хайнлайн Роберт - Магия Incorporated



Роберт ХАЙНЛАЙН
МАГИЯ INCORPORATED
— Ты какими чарами пользуешься, приятель?
Это были первые слова, которые этот красавчик произнес за все время.
Он уже битых двадцать минут околачивался в моем заведении, рассматривал образцы водостойких красок, листал каталоги водопроводных систем и пялился на витрину со скобяными изделиями.
Не нравится мне такая манера. Ничего не имею против законного делового интереса покупателя, но меня возмущает, когда так нахально суют нос в чужие дела.
— Самыми различными из тех, которыми пользуются местные лицензионные практики тауматургии*. — ответил я ему тоном, хотя и прохладным, но все же достаточно вежливым. — А почему вас это интересует?
* Тауматургия — здесь: чудотворство.
— Ты не ответил на мой вопрос, — надрывался он. — Давай-ка, рассказывай. Я не собираюсь тут торчать целый день.
Я сдержал себя. Я требую, чтобы мои клерки были вежливы с клиентами, и хотя был совершенно уверен, что этот малый и не думает ничего покупать, не собирался нарушать собственные правила.
— Если вы желаете что-нибудь приобрести, — сказал я, — мы будем рады подробно рассказать вам, какое волшебство и где применяется, если применяется, при производстве тех или иных товаров, и кто из волшебников сделал их.
— Ты не очень-то хочешь сотрудничать, как я посмотрю, — пожаловался он. — Мы любим, чтобы люди сотрудничали с нами. Никогда не можешь заранее сказать, какие неприятности себе наживешь, если будешь отказываться от сотрудничества.
— Кто это «мы»? — огрызнулся я, и все мои потуги на вежливость улетучились. — И что значит «неприятности»?
— Вот это уже разговор, — сказал он с гадкой ухмылочкой и уселся на край прилавка так, что теперь дышал мне прямо в липа. Он был маленького роста, смуглый — сицилиец, — решил я, — и одет в костюм явно с чужого плеча. Вся его одежда была выдержана именно в той цветовой гамме, которую я терпеть не мог.
— Я скажу тебе, кто такие «мы». Я — представитель организации, которая защищает людей от неприятностей, — если они достаточно сообразительны и готовы к сотрудничеству. Именно поэтому я и спрашиваю, какими чарами ты пользуешься.

Некоторые волшебники тут в округе не склонны к сотрудничеству, и поэтому удача изменяет им, а неприятности следуют по пятам за их товарами.
— Продолжай, — сказал я. Мне хотелось, чтобы он показал, насколько далеко может зайти.
— Я знаю, ты смышленый парень, — ответил он. — Например, как тебе понравится, если в твой магазин заберется саламандра, сожжет все товары и распугает покупателей? Или ты продашь материалы для строительства дома, а потом окажется, что в них обитает полтергейст, и он потом начнет бить посуду, сквашивать молоко и ломать мебель вокруг.

Вот что может получиться, если имеешь дело не с теми волшебниками. Совсем немножко чего-нибудь в этом роде, — и весь твой бизнес рухнул. Мы ведь не хотим ничего такого, не правда ли? — и он снова искоса посмотрел на меня. Я опять промолчал, и он продолжал:
— У нас в штате лучшие демонологи в сфере бизнеса, маги-эксперты, которые могут дать точные сведения о том, как тот или иной волшебник ведет себя в Полу-Мире, может ли он принести несчастно своим клиентам. А затем мы даем нашим климатам советы, с кем из волшебников стоит иметь дело, и таким образом предохраняем их от неприятностей. Понятно?
Я все прекрасно понял. Ведь не вчера родился. Те волшебники, с которыми я имел дело, были местными жителями, и всех их я знал по многу лет.

Это были люди с устоявшейся репутацией как здесь, так и в Полу-Мире.
Они не делали



Назад