a52240c3

Хайнлайн Роберт - Небесный Фермер (Farmer In The Sky)



romance_sf Роберт Хайнлайн Небесный фермер (Farmer in the Sky) Ретроспективная премия за достижения в научной фантастике (Премия "Хьюго") в 2001 г. (категория "Роман").
ru en И. Васильева Kot 73 FB Tools, Any to FB2, EditPad Pro 2004-03-26 www.fenzin.org 308C83EA-45DF-4C57-B8D7-F4ECD8C0313C 1.0 Роберт ХАЙНЛАЙН.
Небесный фермер
Глава 1.
Земля
Наш отряд провел весь день в горах Сьерра-Невада и припозднился с возвращением. Из лагеря мы снялись вовремя, но транспортный контроль завернул нас на восток из-за погодных условий. Я был не в духе: когда меня нет дома, отец, как правило, сидит без ужина.

Да еще вторым пилотом мне навязали новичка; мой помощник заболел, и наш скаутский руководитель мистер Кински подсунул мне этого пижона. Сам мистер Кински летел в другом вертолете, с отделением «Пантер».
– А немного побыстрее нельзя? – поинтересовался пижон.
– Слыхал когда-нибудь о правилах движения? – спросил я в ответ. Вертолет, управляемый наземной службой, медленно плыл на автопилоте по грузовому воздушному коридору, куда нас втиснул транспортный контроль. Пижон рассмеялся.
– Так ты же в любой момент можешь сослаться на экстренные обстоятельства. Смотри, как это делается! – Он включил микрофон. – «Лиса восемь-три» вызывает транспортный… Я вырубил связь, включил передатчик снова и, когда транспортники отозвались, сказал, что мы вызвали их по ошибке. Пижон скривился.
– Какой примерный маменькин сыночек! – пропел он приторным голоском. Вот этого ему говорить явно не следовало.
– Убирайся на корму, – сказал я, – и позови ко мне Слэта Кейфера.
– Зачем это? Он же не пилот!
– Можно подумать, что ты пилот! Весите вы одинаково, а я не хочу, чтобы наша развалюха потеряла равновесие. Пижон поглубже уселся в кресло.
– Старик Кински назначил меня вторым пилотом. Я никуда не уйду. Я сосчитал до десяти и спустил это дело на тормозах. Пилотская рубка в воздухе – не место для драки.

Больше мы не разговаривали до тех пор, пока я не посадил вертолет на плато Северный Диего и не вырубил мотор. Конечно, мы прилетели последними. Мистер Кински нас уже ждал, но я его в упор не видел; я вообще никого не видел, кроме этого пижона.

Я схватил его за грудки.
– А ну повтори, что ты сказал! Рядом с нами словно из-под земли вырос мистер Кински.
– Билл! – проговорил он. – Билл! Что все это значит? Я чуть было не выпалил, что сейчас пересчитаю пижону зубы и освобожу от лишних, но сдержался. Мистер Кински повернулся к пижону:
– Что случилось, Джонс?
– Я ничего не делал! Спросите кого угодно! Я хотел заявить, что об этом он будет рассказывать совету пилотов: неподчинение в воздухе – проступок серьезный. Но меня остановила фраза «спросите кого угодно».

Никто нашу стычку не видел. Мистер Кински посмотрел на нас обоих и сказал:
– Билл, построй свое отделение, сделай перекличку и распусти ребят. Так я и сделал, а потом отправился домой. Домой я пришел измотанный и взвинченный. По дороге прослушал новости: ничего хорошего. Из пайка опять урезали десять калорий.

От этого известия есть захотелось еще сильнее, и я снова вспомнил, что отец наверняка сидит без ужина. Потом по радио передали, что «Мейфлауэр» наконец готов к полету, уже составляют списки эмигрантов. Счастливчики, подумал я. Никаких тебе урезанных пайков.

Никаких пижонов Джонсов. И новенькая с иголочки планета. Джордж – это мой отец – сидел в комнате, просматривая газеты.
– Привет, Джордж, – сказал я. – Ты ужинал?
– Привет, Билл. Нет еще.
– Сейчас что-нибудь сообразим. Я заглянул в кладовку и обнаружил, что отец не только не у



Назад