a52240c3

Хайсмит Патриция - Мистер Рипли 2



МИСТЕР РИПЛИ - 2
Патриция ХАЙСМИТ
МИСТЕР РИПЛИ ПОД ЗЕМЛЕЙ
Анонс
Во втором романе американской писательницы Патриции Хайсмит (1921-1995) о приключениях Тома Рипли герой в очередной раз с присущими ему цинизмом и изяществом находит выход из совершенно отчаянного положения.
Я думаю, что скорее бы умер за то, во что я не верю, нежели за то, что считаю истинным...
Иногда мне кажется, что жизнь художника - это долгое и прекрасное самоубийство, и я не жалею об этом.
Оскар Уайльд (Из писем)
1
Том был в саду, когда зазвонил телефон. Он знал, что мадам Аннет, их экономка, снимет трубку, и продолжал счищать мох, облепивший каменные ступеньки. Октябрь в этом году выдался сырой.
- Мсье То-ом! - прозвучало сопрано мадам Аннет. - Это Лондон!
- Иду! - откликнулся Том. Он бросил лопату и поднялся по ступенькам.
На первом этаже телефон был в гостиной. Том не стал садиться на диван, обитый желтым атласом, так как был в рабочих джинсах.
- Том? Привет. Это Джефф. Ты... (щелк!)
- Ты можешь говорить громче? Очень плохо слышно.
- Так лучше? Я слышу тебя нормально.
На другом конце провода всегда слышали нормально.
- Да, немного лучше.
- Ты получил мое письмо? - Нет.
- М-м... Тут у нас проблема. Я хотел предупредить тебя. Дело в том...
Треск, зуммер, щелчок, и связь прервалась.
- Вот черт, - произнес Том флегматично. О чем предупредить? Что-то с галереей? С компанией “Дерватт лимитед”? Предупредить его?

Но он же не занимается их делами. Да, это ему пришла в голову идея создать “Дерватт лимитед”, и теперь она приносила ему кое-какие дивиденды, но... Том взглянул на телефон, ожидая, что тот зазвонит опять.

Или, может быть, позвонить самому? Но он не знал, где Джефф - в галерее или у себя в студии. Джефф Констант был фотографом.
Том вышел в сад через стеклянные двери с задней стороны дома. Он поработает еще немного, решил он. Ему нравилось поковыряться часок-другой в саду - погонять взад-вперед газонокосилку, выполоть сорняки, сжечь сучья.

Это давало возможность подышать свежим воздухом, а заодно о чем-нибудь помечтать... Не успел он взяться за лопату, как снова раздался звонок.
В гостиной опять появилась мадам Аннет с тряпкой для пыли в руках. Это была жизнерадостная крепкая коротышка лет шестидесяти. По-английски она не знала ни слова и, похоже, была неспособна выучить даже “Good morning”.

Тома это вполне устраивало.
- Я подойду, мадам, - сказал Том и взял трубку.
- Алло! - раздался голос Джеффа. - Слушай, Том, ты не мог бы приехать сюда? Я...
- Ты - что? - Опять помехи, но спасибо хоть связь на этот раз не прервалась.
- Я говорю, что я все объяснил в письме. Я не могу по телефону. Это очень серьезно, Том.
- Кто-то напортачил? Бернард?
- Отчасти. Тут один тип прилетает из Нью-Йорка - может быть, уже завтра.
- Что за тип?
- Я объяснил в письме. Ты ведь знаешь, во вторник открывается выставка Дерватта - впервые за два года. До тех пор постараемся избегать встречи с американцем - нас с Эдом просто “не будет на месте”. - Тон у Джеффа был озабоченный. - Ты располагаешь временем, Том?
- Да... - Тому не хотелось ехать в Лондон. - Было бы, наверно, лучше, если бы ты не говорил Элоизе, что едешь в Лондон.
- Элоиза в Греции.
- Да? Это хорошо. - В голосе Джеффа впервые прозвучало некоторое облегчение.
Письмо пришло в пять часов - заказное и срочное.
“Чарльз-плейс, 104
Дорогой Том,
Во вторник 15-го состоится открытие выставки Дерватта, после двухлетнего перерыва. У Бернарда девятнадцать новых полотен; многие владельцы представят свои кар



Назад