a52240c3

Хайсмит Патриция - Уна, Жизнерадостная Первобытная Женщина



Патриция Хайсмит
Уна, жизнерадостная первобытная женщина
Она была малость волосата, не досчитывалась одного
переднего зуба, но сексуальная ее притягательность ощущалась
с расстояния в двести ярдов, словно запах, каковой эту
привлекательность, скорее всего, и образовывал. И была она вся
округлая - округлый живот, округлые плечи, округлые бедра, и
всегда улыбающаяся, всегда веселая. Вот потому-то мужчины ее и
любили. Она вечно что-нибудь варила в стоявшем на огне котле.
Она была простодушна и никогда не сердилась. Ее столько били
дубиной по голове, что выбили всякое разумение. И не потому,
что овладеть ею можно было только огрев как следует дубиной, а
просто таков был обычай, а Уна даже и увернуться не пробовала.
Уна вечно была беременна, при том, что тяготы созревания
ее миновали, - собственный отец овладел ею, когда ей было пять
лет, а следом за ним ее братья. Первого ребенка она родила в
семилетнем возрасте. И даже на сносях ей не давали покоя:
мужчины нетерпеливо пережидали с полчасика, или сколько там
времени отнимали роды, и тут же снова наваливались на нее.
Как ни странно, но она-то и поддерживала в своем племени
более-менее постоянный уровень рождаемости, а если что и
норовило сократить численность племени, так это пренебрежение
мужчин к своим женам, вызванное тем, что мужчины думали только
об Уне - ну и еще их обыкновение время от времени убивать друг
друга подравшись из-за нее.
Саму Уну убила одна ревнивая женщина, муж которой не
притрагивался к ней многие месяцы. Этот мужчина был первым из
людей, кому удалось влюбиться. Его звали Випо. Друзья
насмехались над ним, потому что в те времена, когда Уна бывала
недостижима, он не брал других женщин, и даже на свою жену не
смотрел. В драках с соперниками Випо лишился глаза. Он был
такой - некрупный. И всегда приносил Уне лучшую добычу, какую
ему удавалось убить. После долгих и тяжких трудов он сделал из
кремня украшение, так что он же стал и первым художником в
племени. Остальные-то вырезали из кремня только наконечники для
стрел да ножи. Украшение он отдал Уне, чтобы она носила его
нашее на кожаном гайтане.
Когда жена Випо из ревности зарезала Уну, Випо
изнегодования и гнева зарезал жену. После этого он запел
громкую трагическую песнь. Он все пел и пел, словно безумный, и
слезы катились по его волосатым щекам. Племя подумывало, не
убить ли и его, поскольку он ненормальный и вообще отличается
от всех, и люди его боятся. Випо рисовал очертания Уны на
мокром песке, потом на плоских скалах ближней горы, эти
изображения было видно из далека. Он вырезал из дерева статую
Уны, потом другую - из камня. Время от времени он с ними
сожительствовал. Из грубых слогов своего языка он составил
фразу, вызывавшую Уну всякий раз, как он эту фразу произносил.
Он был не единственным, заучившим и произносившим эту фразу, не
единственным, кто знал Уну.
Випо зарезала ревнивая женщина, мужчина которой не
притрагивался к ней месяцами. Этот ее мужчина купил одну из
статуй, сделанных Випо, купил за большую цену - дал огромную
шкуру, сшитую из нескольких бизоньих боков. Випо сделал из нее
прекрасный непромокаемый дом и у него еще на одежду осталось.
Он сочинил несколько новых фраз про Уну. Из мужчин одни очень
любили его, другие ненавидели, а женщины - те ненавидели все до
единой, потому что он смотрел на них, как на пустое место.
Многие из мужчин опечалились, когда Випо не стало.
Но в общем смерть Випо принесла людям облегчение. Он был
странный, некотор



Назад