a52240c3

Хантер Ким - Рассвет Рыцаря (Красные Шатры - 1)



Ким Хантер
Рассвет рыцаря
(Красные шатры-1)
... Странный, жутковатый мир. Мир не столько "меча и магии", сколько
"магии и меча". Мир окруженных горами маленьких королевств, каждое из
которых зависит от воли и желания волшебника-покровителя, реальная же
власть зависит от отрядов наемников, прозванных "Красными шатрами". Мир,
где за горами - таинственная волшебная страна, где, как говорят, ВОЗМОЖНО
ВСЕ... Здесь странствующий рыцарь, взявший в жены принцессу одного из этих
королевств, отправляется, дабы спасти ее от безумия и гибели, к "магам
из-за гор". Но путь в зачарованные земли лежит через бесчисленные поединки
с силами Тьмы - ведьмами и оборотнями, демонами и упырями, и пройти его под
силу лишь ОТВАЖНЕЙШЕМУ ИЗ ОТВАЖНЫХ...
ГЛАВА ПЕРВАЯ
- Проснись, проснись, сюда кто-то едет!
Рыцарь с трудом поднял налитые свинцом веки. Возле его ног валялась
змея с разможженной головой, рядом с ней - окровавленная дубина. Рыцаря
разбудил пронзительный голос ворона, возбужденно прыгавшего по земле.
Бледное белое солнце неярко светило на безоблачном небе. Рыцарь лежал
на пологом склоне холма, где только что закончилась великая битва. Он был
на грани истощения. Мышцы болели, перед глазами все расплывалось. Рыцарь
попытался вспомнить, что он делал в бою и чьи войска сошлись на этом поле.
Перед мысленным взором отчетливо стояла картина кровавого побоища. Две
армии столкнулись между собой; людские волны сражающихся накатывали друг на
друга. Солдаты рубили секирами, пронзали мечами, молотили булавами. Острые
лезвия входили в живую плоть сквозь швы и сочленения доспехов. Стрелы с
глухим стуком пробивали латы словно бумагу. Смертоносная сталь рассекала
головы и тела. Боевые молоты раскраивали черепа. Кровь лилась рекой; сквозь
дым и пламя сверкали отблески ста тысяч мечей, топоров, наконечников копий.
- Вот он! Ты его видишь? Там, у деревьев!
Видения прошлого будто смыло волной, и взор рыцаря прояснился.
Всмотревшись туда, куда указывал ворон, он увидел всадника, с головы до ног
закутанного в синюю холстину. Открытыми оставались только глаза всадника,
судя по всему, охотника-одиночки. Он ехал, управляя своей пегой кобылой
одними коленями, так что руки его были свободны. На левом запястье сидел
ястреб на длинном алом поводке. На ногах птицы позвякивали позолоченные
колокольчики. В правой руке охотник держал небольшой черный арбалет с
вложенной стрелой.
- Вижу, - сказал рыцарь, не задумываясь над тем, почему он
разговаривает с птицей. Вокруг и так было столько необычного, что не
хватало времени отвлекаться на что-то такое, от чего не исходило угрозы. -
Я буду следить за ним.
В голове у него по-прежнему звучали крики раненых и умирающих. Одни
звали лекаря, другие - мать, кто-то обращался к боевым товарищам. Страшно
было слушать эти жуткие завывания. Отрубленная голова продолжала вопить от
ужаса и после того, как слетела с плеч своего владельца. Скрежет стали о
сталь, повторенный тысячекратно, отражался от окрестных холмов. Крики,
стоны, предсмертный хрип - эта какофония наполняла сознание рыцаря. Фанфары
и трубы. Барабаны, обтянутые шкурами животных и выдолбленные из дерева.
Свистки, рожки и дудки. Наверное, для диких зверей окрестных лесов и полей
этот оглушительный диссонанс казался приближением конца света. Особенно
когда гибли их собратья: ни одно живое существо не забудет истошного ржания
лошадей, которым выпотрошило внутренности копье рыцаря или перерезал
сухожилия на ногах меч пехотинца.
- Смотри, - ска



Назад