a52240c3

Хантер Норман - Скандал Из-За Ковров



Норман Хантер
Скандал из-за ковров
По средам экономка профессора Бурлиума, миссис Моллчок, подавала утром
хозяину чашку чая, которую тот иногда принимал за чернильницу, иногда
выливал в колбу с каким-нибудь реактивом, иногда опрокидывал на пол и лишь
изредка выпивал.
- Вот ваш чай... Господи! - вскричала миссис Моллчок, и весь этот
божественный напиток самым расточительным образом был пролит на ковер.
Из-за этого-то ковра миссис Моллчок и утратила на миг свою
профессиональную выдержку. Вся комната была в коврах. Они покрывали стены.
Стлались по потолку. Переходили один в другой! Переливались всеми цветами
радуги!
- Ах, это вы, миссис Моллчок! У меня для вас кое-что новое. Что, прямо
как снег на голову? - пошутил профессор.
И тут на голову самого профессора с потолка обрушился
пурпурно-оранжевый коврик.
- Да, сэр, прекрасно, - сказала миссис Моллчок, а про себя подумала:
неужто профессор считает свое изобретение полезным в хозяйстве?
- Жидкое выращивание, - пояснил профессор.
- Да, сэр, понятно, - отвечала экономка.
- Вы наливаете этот состав в банку, - продолжал профессор. - Потом...
э... наносите его кистью на поверхность. Он высыхает и... ха-ха!..
становится ковриком.
- Ах вот как! Ну да... - только и ответила экономка.
Профессор поднял с пола банку с чем-то, похожим на голубое варенье,
окунул в него кисточку и помазал ею блюдце, которое экономка все еще
держала в руках. Голубое варенье начало застывать, от него пошел легкий
пар, и спустя мгновенье на блюдце лежал крохотный голубой коврик.
- Мои ковры немножко дороговаты, - продолжал профессор, пока экономка
прикидывала, как ей теперь чистить все эти ковры на стенах и на потолке. -
Но это лишь потому, что у меня мало состава. Когда я смогу получать его в
больших количествах, он станет дешевле, а со временем я наготовлю его
столько, что он вообще будет стоить гроши. Тогда, разумеется, что ни ковер
- то прибыль. Понятно вам это, миссис Моллчок?
- Да, сэр, понятно, - ответила экономка: она бы сочла просто
неприличным чего-то не понимать.
Тут за окном появилось облачко пыли, из которого вынырнул похожий на
ящерицу автомобильчик. Из него вышли близняшки Мейзи и Дэзи, дочери
здешнего пастора; они были в одинаковых платьях, и каждая терла засоренный
глаз. Они облокотились о подоконник и запели:
- В этой маленькой скорлупке едем делать мы покупки и прихватим вас с
собой!
- О-о... благодарствую! - сказал профессор; ему как раз пришло в голову
показать свой метод жидкого выращивания ковров мистеру Драппризу,
владельцу крупнейшего в городе мебельного магазина.
Но у мистера Драпприза была новая: секретарша - весьма энергичная
сногсшибательная блондинка, которая считала, что посетители слишком
допекают ее хозяина.
- У него переучет, понимаете? Даже если вы к нему проберетесь, то вряд
ли: его увидите, - сказала блондинка, продолжая подсчитывать полупенни,
выписанные длинным столбиком в блокноте, обложку которого украшала
довольно легкомысленная картинка.
- Дельнаяидея, - прохрипел мистер Драпприз, когда профессор все-таки
раскопал его за горами мебели. Но Драпприз был уже сыт по горло идеями
профессора. Поэтому он деликатно отбил атаку.
- Вотчтонадо. ВЦентральную. Срукамиоторвут. Япособлю. Пшли.
И тут Драпприз втолкнул профессора в огромную красную машину - больше и
краснее тот в жизни не видел, - и они с ревом понеслись по улицам, и
полисмены приветствовали их на каждом углу.
В ресторане Центральной гостиницы собрался в этот час чуть ли не



Назад