a52240c3

Хармон Данелла - Лорды И Меррики 1



ПРЕДВКУШЕНИЕ СЧАСТЬЯ
Данелла ХАРМОН
Анонс
Отважный Брендам Джей Меррик, самый знаменитый из капитанов-каперов, презирал женщин. Каково же было ему обнаружить женщину на борту своего судна! Каково было признать, что юная дочь судостроителя Майра Эштон превосходит смелостью и мужеством самых отчаянных его матросов!
Женщина на корабле - к беде Так считают моряки. Однако прелестная Майра стала бедой не для корабля, но - для капитана. Ибо неистовая, всепоглощающая страсть к этой девушке превратилась для него в муку. Но эта же страсть открыла ему подлинный смысл жизни и подарила счастье
Пролог
Июль 1775 года
Три матроса в голубых робах и полосатых штанах, оказавшиеся невольными зрителями очередного наказания кнутом, прижались к поручню "Зимородка", корабля его величества. Их внимание было обращено не на беднягу Дэлби, привязанного к мачте, и не на капитана Кричтона, нетерпеливо постукивающего ногой в ожидании начала экзекуции, - они смотрели на шлюпку, которая отошла от семидесятичетырехпушечного флагмана "Неустрашимый".
- Это он, - с трепетом прошептал один. - Я знал, что он придет.
- Мы все это знали. Наш Брендан не бросит нас.
- Верно. То, что он стал капитаном флагмана, не означает, что он забыл про нас.
Матросы не сводили взгляда со шлюпки, наблюдая, как она рассекала небольшие волны, сверкавшие под жарким солнцем. Кричтон повернулся и побледнел. Выругавшись, он что-то выкрикнул. Матросы торопливо выстроились на палубе.

Офицеры в белых и синих мундирах приготовились к приему высокого гостя. Свисток боцмана не затихал. Когда шлюпка подошла к самому борту, гребцы убрали весла.
Капитан флагмана, как всегда, появился неожиданно, без громких фанфар, полагавшихся ему по рангу.
Кричтон был в ярости:
- Эй, на шлюпке!
- На "Зимородке"! - громко отозвался рулевой Лайам Доэрти, голубоглазый ирландец с копной светлых волос и добродушной улыбкой. - Спустить трап для капитана Меррика!
Послышалась команда, в воздухе раздался резкий свисток боцмана.
- Только представь, - зашептал один из матросов, - неужели он появился здесь ради таких, как мы, а, Джон?
- Конечно, и не сомневайся в этом, - сказал другой. Он посмотрел на красноватые холмы; окружавшие бухту Бостона. - Ведь мы все подписали жалобу сэру Джеффри на нашего капитана Кричтона, верно?

У вице-адмирала доброе сердце и умная голова, коль он назначил нашего Брендана Меррика новым капитаном флагмана. Вспомни, как здорово все было, когда он командовал нашим кораблем: он ни разу не наказал ни одного человека! И вряд ли ему понравится, что на корабле все стало так плохо!
- Плохо? Бог мой, за это утро Дэлби уже второй, кого Кричтон приговорил к наказанию кнутом, и это не считая троих, что были вчера.
- Вчера было четверо, Зак.
Возле поручня матросы в красных бушлатах вытянулись по стойке "смирно". Барабанная дробь затихла, свистки смолкли, и матросы напряженно затаили дыхание.

Было слышно, как капитан Брендан поднимается по трапу, затем показалась его треуголка с золотым шитьем, а затем появился и он сам, сверкающий, красивый. Яркие лучи солнца играли на его эполетах и золотых пуговицах синего, как море, мундира.

Вступив на палубу, он торжественно отдал честь и, повернувшись, улыбнулся, когда встретился взглядом с матросами. В последний раз он проходил вдоль этого строя как капитан и знал по имени каждого из ста пятидесяти членов команды.
- Мистер Барк? Как дела? Похоже, ты немного навеселе этим утром, приятель?
Радость была на лицах всех матросов. Высокий ранг ничуть не изменил ег



Назад