a52240c3

Хармон Данелла - Лорды И Меррики 2



ВО ВЛАСТИ БУРИ
Данелла ХАРМОН
Анонс
...Прекрасная английская леди, выдающая себя за юношу-жокея, и бесстрашный искатель опасных приключений . Рыжекудрая Ариадна Сент-Обин - и мужественный Колин Лорд.
Мужчина и женщина, предназначенные друг для друга самой судьбой.
...Они встретились врагами, но стали деловыми партнерами, решившись на отчаянный план молниеносного обогащения, - и верными друзьями в час грозной опасности. Однако друзья иногда могут стать и возлюбленными - возлюбленными, которых навсегда связали узы пламенной, чистой, земной и святой страсти...
Пролог
Англия, Лондон, Уэйбурн-Хаус
1810 год
Пожар начался с искры, упавшей в стожок сена, приготовленного на корм лошадям. Лишь струйка дыма, тонкая и блеклая, указывала на грозящую беду, пока сквозняк от распахнутых ворот конюшни не раздул пламя. С ревом и треском стожок занялся в считанные секунды.
Виновник произошедшего с довольным смешком бросил в огонь керосиновую лампу и отшатнулся, когда его опалило жаром, но не спешил покидать место преступления.
Наоборот, его зачарованный взгляд не отрывался от прихотливой игры языков пламени. Жар усиливался, выжимая влагу из каждой поры, грозя опалить брови и волосы, однако злоумышленник медлил, машинально отирая мокрое побагровевшее лицо.
"Это послужит тебе уроком, ублюдок, - думал он со злобным торжеством. - Научит держать слово. Твои лошадки не достались мне, но и тебе придется проститься с ними навсегда..."
Едкий дым сгустился под крышей настолько, что совершенно скрыл балки перекрытий и стекал вниз, словно зловещий темный водопад. Неосторожно вдохнув полной грудью, поджигатель закашлял и вдруг осознал, что промедление может стоить ему жизни.

Прикрыв нос и рот платком, он начал отступать к выходу, не отрывая при этом взгляда от разбушевавшегося пламени. Цель достигнута. Никакими силами уже невозможно было отстоять конюшню.
Словно обезумевший демон, пламя пожирало все, что оказывалось на его пути: сено, соломенную подстилку, переборки стойл. Все они были пусты, за исключением последнего, откуда уже раздавалось пронзительное ржание испуганного животного.
Жеребец, к стойлу которого подбиралось ненасытное пламя, был самой ценной лошадью во всей Англии.., да что там в Англии - во всем мире! Но злоумышленник и пальцем не пошевелил, чтобы прийти ему на помощь.

Наоборот, он с жадностью прислушивался к отчаянному ржанию, вновь позабыв о грозящей опасности и не замечая, как обжигает тело разогретая ткань одежды, как волны жара катятся одна за другой, как сохнет кожа, как удушлив насыщенный дымом воздух. Конюшня превратилась в преисподнюю, резко пахло горящей лежалой соломой, деревом, кожей; казалось, сам земляной пол конюшни занялся.
Наконец инстинкт самосохранения заставил преступника сдвинуться с места. Отвернувшись, он бросился к дверям, но замер, словно пригвожденный к месту. Его настигло уже не ржание, а дикий вопль смертельного ужаса.

Воображение живо нарисовало жадные щупальца огня, тянущиеся к бесценному животному, обвивающие его, жгучие и беспощадные. Сожаление на миг коснулось черного сердца.
"Все могло обернуться по-другому, Уэйбурн. Старый ты болван!"
Человек пересек порог обреченного строения. Порыв холодного ночного воздуха был так сладок, что он задышал часто и жадно, стремясь избавиться от привкуса дыма во рту. За спиной ревело и бесновалось пламя, трещали балки, обрушиваясь сверху и ломая подточенные огнем переборки стойл.
"Все кончено", - угрюмо подумал он.., и вздохнул, Стук подков стремительно приближался.



Назад